Александр Новиков для Forbes в статье «Становятся менее лояльными: почему IT-компании запрещают сотрудникам релокацию»источник

Несмотря на растущий тренд на переезд из России, часть IT-компаний не дает возможность своим сотрудникам работать из-за границы. Компании не хотят потерять контроль над своими работниками, боятся штрафов от налоговой и опасаются предоставлять удаленный доступ к критической инфраструктуре. Кто из отечественных игроков на IT-рынке против релокации и к чему это может привести?

Неуправляемый процесс

В конце августа издание Vice сообщило, что «Лаборатория Касперского» предложила уволиться тем сотрудникам, которые хотели уехать в другие страны после начала «спецоперации»* России на Украине. Vice поговорил с двумя бывшими и одним действующим сотрудниками, которые рассказали, что в конце февраля просили перевести их за пределы России, чтобы они могли работать оттуда. По словам одного из них, сотрудники компании задали вопрос о релокации на общем собрании, а гендиректор компании Евгений Касперский сказал: «Если капитан остается на корабле, то команда должна оставаться на корабле независимо от погоды». Еще один бывший сотрудник подтвердил, что глава компании ответил так. Представитель компании на просьбу о комментарии рассказал, что «Лаборатория Касперского» в вопросах релокации руководствуется в первую очередь «бизнес-необходимостью». Он отказался ответить, почему сотрудникам нельзя переехать в другую страну самостоятельно.

Источник Forbes, близкий к «Лаборатории Касперского», рассказал, что есть совокупность факторов, по которым компания не разрешает работу из-за границы. Основная из них — опасение нарушить российское законодательство. «У Касперского с самого начала была позиция, что компания должна работать только в правовом поле. А если люди работают из-за границы, скорее всего, компания нарушает какие-то нормы», — отметил он. По словам собеседника Forbes, массовая релокация — это неуправляемый процесс, который, вероятно, приведет к штрафам компании.

Работа из-за границы запрещена и в Группе Т1, рассказал Forbes представитель компании. Удаленный доступ к информационным ресурсам компании из других стран связан с рисками информационной безопасности, а геополитическая ситуация увеличивает риски компрометации IT-инфраструктуры, финансовых и репутационных потерь, отметил руководитель службы исследований, кибераналитики и развития Группы Т1 Александр Новиков. По его словам, сейчас для противодействия атакам из-за рубежа компании вынуждены ограничивать доступ к своей инфраструктуре с иностранных ip-адресов.

Возможность работать из другой страны отсутствует и у сотрудников Сбера, рассказали Forbes трое собеседников. Источник, близкий к банку, рассказал, что все сотрудники должны работать только из России. Он добавил, что Минтруд ранее неоднократно выступал против удаленной работы из-за рубежа, а Сбер не будет нарушать требования законодательства. Кроме того, такие ограничения связаны с обеспокоенностью Сбера из-за собственной информационной безопасности. По его словам, в дочерних компаниях Сбера могут быть послабления. Например, у компании по информационной безопасности Bi.Zone есть специалисты по продажам за границей. В Bi.Zone отказались от комментариев.

По словам одного из сотрудников Сбера, в компании можно работать только с корпоративных компьютеров в офисе и с выданных ноутбуков из дома в России. «Все банально: боятся компрометирования банковских данных. По этой же причине запрещены к использованию сторонние мессенджеры, браузеры, "облака", подключение любых накопителей, а также любые действия, с помощью которых можно каким-либо образом передать, скачать или получить доступ к конфиденциальным данным», — объяснил он причины. В Сбере не ответили на запрос Forbes.

Источник, близкий к VK, рассказал, что в компании есть сотрудники, которые дистанционно работают из-за рубежа, при этом руководство от этого не в восторге. «Фактически такая модель работы нарушает Трудовой кодекс, потому что рабочий договор с сотрудником действует на территории России, и выезжая за пределы страны юридически он попадает в серую зону», — добавил он. В VK отказались от комментариев.

Также удаленка из-за границы запрещена в IT-компании «Аурига», так как российские компании по требованию Роструда не имеют права заключать трудовой договор с человеком, находящимся за пределами страны, отметила главный бухгалтер компании Наталья Моногарова.

Штрафы и пени

В релокации сотрудников сразу несколько негативных факторов для работодателя, говорит директор по организационному развитию hh.ru Марина Львова. Сложно оформить корректно долгосрочные отношения с сотрудниками, непонятно, как обеспечивать ноутбуки и другую технику, предоставлять медицинское обслуживание, больничные, корпоративные программы, перечисляет Львова. Кроме того, у нерезидентов повышаются налоговые отчисления. «Человек, который провел за границей более 183 дней за последние 12 месяцев, теряет статус резидента — это значит, что его работодатель должен отчислять с зарплаты НДФЛ по более высокой ставке — 30%», — сказала директор по организационному развитию hh.ru. Если работодатель этого не сделает, может получить штраф размером 20 % от неуплаченной суммы и пени за весь период некорректного удержания НДФЛ, добавила она.

По словам Львовой, основная трудность здесь в том, что у работодателя нет возможности требовать, чтобы работник сообщал ему об утрате статуса резидента в обязательном порядке, но от ответственности перед налоговой его это не освобождает. Есть работодатели, делающие вид, что не знают о переезде сотрудника за границу: они надеются, что налоговой это тоже не станет известно, добавила Львова. Однако отследить, что человек утратил статус резидента, а компания некорректно удерживает с него НДФЛ, для налоговых органов вполне реально — сейчас все государственные службы работают очень слаженно, подчеркнула она.

Гендиректор My Path Group Дмитрий Санников считает, что удаленных сотрудников сложнее контролировать в вопросах производительности и соблюдения корпоративной этики. «Например, сотрудники, которые планируют уехать или уже уехали из России, становятся менее лояльными к российским компаниям, что в свою очередь отражается на их мотивации и качестве работы», — считает он.

С ним согласен гендиректор разработчика ИИ-решений iPavlov Лоран Акопян. По его опыту, наличие в штате сотрудников, работающих за рубежом, практически всегда чревато срывами сроков, ухудшением качества или даже провалом выпуска или внедрения продукта.

Удаленка невозможна для таких компаний, где роль информационной безопасности критична: банки, телеком, сервисы безопасности, говорит основательница сервиса анонимного поиска работы Geekjob и рекрутингового агентства New.HR Кира Кузьменко. Также, надо признать, что большинство этих отраслей довольно консервативны, они не так быстро принимают новые парадигмы, как классические IT-компании или те же необанки, финтех-проекты и криптопроекты, полагает она.

По словам Кузьменко, есть бизнесы, где удаленная работа сотрудников может быть абсолютно критична для бизнеса, например, криптопроекты. Если взломщики получат доступ к рабочему компьютеру ключевого сотрудника, то они могут найти уязвимости и компания потеряет деньги, говорит предпринимательница. Так случилось в июле 2022 года, когда хакеры проработали целую схему взлома: вышли на ключевого сотрудника P2E-игры Axie Infinity с предложением работы от имени фейковой компании, провели несколько собеседований и предложили щедрое вознаграждение. В итоге хакеры прислали рабочий оффер в виде PDF-документа, с помощью которого взломали несколько валидаторов проекта, перехватили управление и вывели $ 540 млн.

Несмотря на риски, Кузьменко указывает, что IT-рынок движется в сторону как минимум гибридной работы, а многие IT-компании давно перешли на полную удаленку и даже на асинхронную работу. «Стоит возглавить этот тренд, начать обучать команду удаленному взаимодействию, организовать удобный софт и усилить информационную безопасность», — советует она.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.