Победители или побежденные: как будут развиваться отечественные MVNO, Cloud и Fintechисточник

Санкции вынудили сферу отечественных разработок «подняться с колен». Тенденция не обошла стороной рынки виртуальных операторов сотовой связи (MVNO), облачного хранения, обработки данных (Cloud) и финансовых технологий (Fintech). По словам крупнейших игроков, она уже принесла некоторые плоды и открыла врата к пересмотру законодательства, увеличению компетенций и партнерским интеграциям. О том, какие тезисы и прогнозы озвучили участники первой национальной конференции SmartTech Russia 2023 и победит ли российская индустрия в забеге на импортозамещение или окажется побежденной — читайте в материале «Телеспутника».

Границы банков и маркетплейсов размываются?

Эксперты утверждают, что размытия границ между банками и маркетплейсами не происходит. Несмотря на то, что крупнейшие игроки, причем по обе стороны, строят экосистемы, открывая бесшовные клиентские пути для покупок и оплаты услуг, каждый из них, так или иначе, остается в собственных рамках. Поэтому участники конференции SmartTech Russia подчеркнули: размытия границ не ожидается и в ближайшем будущем, но абсолютным трендом будут партнерские интеграции. 

По словам руководителя продукта «Биллинг» компании «Авито» Евгения Боронина, каждый участник банковского сектора или телеком-отрасли обладает определенной ценностью и умеет доставлять ее клиенту. Это одна из причин, почему маркетплейсы стараются работать в партнерстве с банками, а не открывать свои кредитно-финансовые проекты. 

 «С точки зрения нашего рынка, для нас партнерства с финансовыми институтами работают именно на базе синергии. Это очень важно. Здесь используется продуктовый подход, где главное — это всегда клиент. И вместе мы даем ему большую ценность, которая может выражаться в безопасности, скорости и других преимуществах», — отметил он. 

Впрочем, в России хоть и немного, но есть удачные кейсы, когда маркетплейсы открывали свои банки или же банки создавали маркетплейсы. Например, «СберМаркет» — экосистемный продукт «Сбера», который успешно работает на рынке ретейла. А среди торговых площадок выйти за свои границы сейчас пытается Ozon с «Ozon Банком». 

Спикеры считают, что партнерам из разных сфер, которые только ступают на путь экосистемности, выгоднее дополнять друг друга, нежели пытаться обойти в чем-то. «Когда маркетплейсы пытаются взять на себя функцию банков и наоборот, это не совсем правильно. Банковские и торговые сервисы могут дополнять друг друга, обеспечивая достойное качество собственных услуг и совместно создавая полезную, удобную инфраструктуру. Вместе с тем специалисты таких сервисов могут обмениваться опытом и экспертизой — это позволит не только обеспечить наилучший клиентский опыт уже сейчас, но и подтолкнет рынок к созданию новых технологий и услуг в будущем», — поделился мнением старший вице-президент, руководитель департамента цифрового бизнеса банка ВТБ Никита Чугунов.

Три тенденции в финтехе

Сейчас банки фокусируются на трех направлениях: цифровом суверенитете, который заключается в импортозамещении систем и достижении технологической независимости, кибербезопасности и персонализации. Как пояснил представитель ВТБ, вопрос о цифровом суверенитете российского финтеха встал наиболее остро после геополитических событий от 24 февраля 2022 года. 

«В среднем половина российского банковского бизнеса приходится на розничный сектор, а другая часть — на цифровые сервисы. Когда на фоне внешних событий клиенты потеряли доступ к банковским мобильным приложениям, это стало большой проблемой. Если раньше банки регулярно обновляли приложения, предоставляя клиентам новые услуги и опции, то сейчас это абсолютно невозможно для устройств на iOS. Таким образом, клиенты могут использовать только веб-версию онлайн-банков», — прокомментировал Чугунов. 

По его словам, ситуация частично затронула и клиентов с ОС Android — работу приложения для этой платформы можно назвать лишь альтернативной дистрибуцией. «Раскатка» новых версий занимает до полугода вместо двух недель. «В целом, чтобы обновить сервисы на устройствах всех клиентов, теперь требуется год. Сейчас примерно 35 % людей "сидят" на старой версии приложения, в которой нет новых продуктов и услуг, таких как депозиты с актуальной ставкой», — добавил он.

Российский финтех сейчас сосредоточен на импортозамещении мобильной разработки, но пока может предложить переходные гибридные технологии, например, интернет-банкинг. 

«Поэтому, когда мы берем веб-версию, а она уже сравнима с мобильным приложением, мы не только оставляем самые востребованные услуги, но и прикручиваем аппаратные функции, например, записную книжку, вход по биометрии, push-уведомления, подключаем платежные сервисы, включая Mir Pay», — уточнил эксперт.

По данным ВТБ, большая часть киберинцидентов — 90 % — связаны с тем, что клиентам звонят мошенники и предлагают перевести деньги на якобы «безопасный счет», спастись от мошеннической заявки на кредит или установить вредоносное приложение. И многие финансово-кредитные организации пытаются бороться с последствиями, однако, как показывает практика, этих мер недостаточно. Банки должны сделать так, чтобы злоумышленники в принципе не могли добраться до держателей счетов и обналичить деньги через дропперы, заключил Чугунов. 

Персонализация — третья тенденция в финтехе — подразумевает новый виток конкуренции, когда банки стараются предложить клиентам  максимальный набор уникальных услуг, которые нельзя получить у других игроков рынка. По словам Никиты Чугунова, с этим есть проблема, ведь каждый банк несет четыре основные функции: заплатить, перевести, накопить и занять. Максимум, что им остается, это менять ставки по тарифам, делая их более привлекательными, нежели у конкурентов. Но и это решение вызывает споры: люди по-разному воспринимают расценки, то есть, для кого-то ставка в 12 % приемлема, а кому-то она покажется высокой.

Конвергентный мир победит?

Крупные банки несколько лет назад начали создавать собственных виртуальных операторов сотовой связи (MVNO). Например, в 2017-м появился «Сбер Мобайл», почти сразу после этого россиянам презентовали «Тинькофф Мобайл», а в 2019 году возник «ВТБ Мобайл» и другие подобные продукты. 

На вопрос о том, зачем банкам свои операторы, управляющий директор департамента розничной экосистемы и цифровых партнерств «Газпромбанк» Люси Карькова ответила, что с помощью конвергентных продуктов банки повышают лояльность клиентов и обогащают клиентские базы данных. «Мы сейчас очень активно развиваем и видим успехи в конвергентных продуктах, то есть мы даем клиентам «Мобайла» привилегии в использовании банковских продуктов и наоборот. А вторая история, которая нас интересовала (при создании MVNO — прим.ред.), это обогащение наших данных, то есть создание более продуктивных CRM-систем компании, уход от некого спама, переход к высокотриггерным компаниям. Мы видим в этом определенный успех», — отметила Карькова.

Конкуренция «большой четверки» и MVNO 

По мнению Люси Карьковой, соперничество между крупнейшими операторами связи — МТС, «МегаФон», Tele2, «Билайн» — и виртуальными сотовыми операторами будет возрастать. «Но как такового ухода банков в большие телеком-компании, мне кажется, не произойдет. Будет определенное сотрудничество, партнерство между компаниями, создание своих компаний, но стирания границ в ближайшие пять лет я не вижу», — подчеркнула она. 

Есть и противоположное мнение: прямо сейчас конкурировать с крупными операторами связи маловероятно. «Причина в том, что MVNO являются партнерами этих операторов. Если конкуренция между ними и случится, то в какой-то момент она будет сильно усложнена этими самыми операторами», — подметил основатель проекта DIGINEERING Святослав Косоруков. 

Будет процветать конкуренция между лидерами связи или нет — вопрос второстепенный. Более важным направлением дискуссий, прошедших на конференции в Москве, стало развитие рынка MVNO в целом. Спикеры пришли к одному выводу — он однозначно пойдет в рост. Драйвером для этого может стать появление большего количества небольших брендов виртуальной связи. 

«На ближайшую перспективу вполне возможны даже отдельные крупные запуски, но также будет появляться все больше и больше небольших брендов MVNO, которые предложат свой продукт для небольшой закрытой группы, клуба, этноса», — объяснил эксперт. 

Одна из важных причин развития мобильного оператора в экосистемах — повышение лояльности клиентов, уверен директор по развитию «Тинькофф Мобайл» Антон Никольский-Волконский.

«Банку MVNO нужен не для того, чтобы в моменте заработать много денег, а чтобы увеличить лояльность клиентов. Если мобильный оператор предоставляет классный сервис, различные технологические фичи, то и клиенты меньше оттекают и активнее пользуются другими продуктами экосистемы», — сказал он.

Интеграции или кто к кому ходит в гости 

Каждый бизнес, будь то телеком, маркетплейс или банк, обладает коркомпетенцией. Поэтому модель слияния сервисов и модель партнерства имеют разные границы и преимущества, обратил внимание директор по инновациям «Альфа-Банка» Денис Додон. Например, когда маркетплейс предоставляет клиенту возможность бесшовной оплаты услуги, в таком случае партнерство с банком обладает высокой ценностью и перспективами развития не только в России, но и за рубежом. 

«Модель про интеграцию — это всегда история про то, кто к кому ходит в гости. В конечном итоге все упирается в то, каким образом это влияет на клиентский путь и насколько продукт, который носит комплиментарный сервис этой экосистемы, бесшовно туда встраивается», — уточнил спикер, добавив, что модель партнерства — более устойчивая и для маркетплейса, и для финансового игрока. «Понятно, что каждый хочет монополию своего сервиса, но это невозможно. Здесь вопрос в том, насколько ты нативно можешь со своим сервисом приходить в гости в какую-то экосистему», — продолжил он.

Рост рынка облачных сервисов

Рынок Cloud-сервисов растет, об этом утверждают сами представители бизнеса. И драйверами этих перемен, безусловно, стали санкции, однако есть еще две причины: популярность дистанционных подходов и необходимость в оптимизации расходов компаний. Как пояснил руководитель портфеля «Бизнес-приложения» компании CloudMTS Антон Гуденко, внедрение облачные систем дешевле, нежели покупка, установка и эксплуатация серверов и лицензий.  

«Понятно, что внедрение любой новой системы или сервиса — это всегда долго. Поэтому готовый облачный сервис существенно ускоряет реализацию бизнес-идей. Для этого не нужны собственные серверы, новейшие операционные системы, требуется только конкретное решение конкретной задачи. И используя облачные сервисы, любой бизнес может ускорить процесс выведения новых продуктов на рынок. Это существенный драйвер роста потребления облачных сервисов»», — подытожил он. 

Импортозамещение способно решить проблему с поставками оборудования и недоступностью зарубежного ПО, однако на этапе технического сопровождения отечественных разработок могут возникнуть сложности из-за дефицита кадров, подтвердил директор по развитию облачных и инфраструктурных решений «МегаФона ПроБизнес» Александр Осипов. Эту проблему можно преодолеть с помощью «облаков». «Не везде есть кадры, чтобы поддерживать импортозамещающее ПО. Но это решается с помощью облаков, которые вкладываются в экспертизу, человеческий капитал, и решение масштабируется на большое количество клиентов», — подчеркнул он. Также на рост Cloud-рынка, по словам Осипова, повлияли операторы связи, банки, крупнейшие ИТ-компании, которые инвестировали в облачные сервисы и «раскачали рынок».

ЦБ стимулирует Cloud 

Российское законодательство активно развивается в направлении регулирования применения облачных технологий, указал директор по информационной безопасности T1 Cloud Алексей Кубарев. По словам спикера, в ближайшее время это положительно повлияет на развитие рынка облачных технологий. 

Центробанк уже готовит законопроект, который разрешит переводить в «облако» информационные системы, обрабатывающие банковскую тайну. По словам Алексея Кубарева, это упростит процесс для Cloud-операторов и представителей кредитно-финансовой сферы. Он прогнозирует, что уже в 2024 году помимо инициативы ЦБ появится множество других подобных проектов.

«Я думаю, что в следующем году мы увидим ряд нормативно-правовых актов, разрешающих перенос информационных систем в облако», — сообщил эксперт. 

Из текущих трендов представитель T1 Cloud обозначил усиление требований к информационной безопасности различных систем. Поскольку бизнес не всегда может оперативно приобрести компетенции в сфере ИБ, его может выручить облачный провайдер, предоставив услуги по ИБ по модели Security as a service или MSS — Managed Security Service. Это тоже своего рода драйвер роста Cloud-рынка. 

Правила игры за КИИ

Кибератаки, охватившие российские госструктуры и частный бизнес в последние годы, заставили государство задуматься о повышении защиты критической информационной инфраструктуры (КИИ). Как объяснил директор офиса «Перспективные продукты» в «Ростелеком-ЦОД» Дмитрий Карасев, до увеличения ИБ-инцидентов компании могли становиться объектами КИИ по собственной инициативе, а сейчас этот порядок становится принудительным. «В парадигме следующих 3-5 лет большинство наших B2B и B2Enterprise заказчиков станут объектами КИИ. Соответственно, нам придется строить для них облака под КИИ, поскольку большая часть их информационных систем станет критической», — сообщил он.

Нормативная база по КИИ уже подразумевает уголовную ответственность части руководителей, обратил внимание Карасев. И проблема в том, что провайдерам придется брать часть рисков и ответственности на себя, поэтому вопрос того, как выстроить взаимоотношения и разграничить зоны ответственности — это серьезный вызов для Cloud-рынка на следующие несколько лет. При этом ситуацию усложняет кадровый голод в сфере ИБ.

Перемены в телекоме и рост подписочных сервисов 

Участники рынка не ожидают серьезных изменений в телеком-индустрии, по крайней мере в ближайшие годы. 

«Лично я считаю, что глобальных изменений в телекоме не будет, даже если будут глобальные изменения. Да, будут тренды по безопасности, появятся новые конвергенты, будут меняться тарифы, но принципиальных изменений в 2024 году я не ожидаю», — констатировал директор департамента по развитию розничных продаж компании «Газпромбанк Мобайл» Дмитрий Андреев. 

По словам заместителя гендиректора по маркетингу и развитию бизнеса MCN Telecom Любови Мартыновой, на развитии рынка скажется спрос на MVNO-решения со стороны малого и среднего бизнеса, которые нуждаются в корпоративной сети для общения между сотрудниками. Популярность таких сервисов будет обусловлена быстрым запуском, объединением мобильной и фиксированной связи, возможностью маршрутизации трафика с сим-карт. «Среди драйверов развития рынка: законодательные инициативы, технологические инновации, партнерства с крупными брендами. Cимбиоз ИТ и телекоммуникаций позволяет привлекать больше абонентов, которые в одном решении получают возможность использовать телеком-платформу со всеми ее преимуществами», — добавила она. 

Управляющий директор Next Mobile Андрей Скопинский заявил, что в последние несколько лет количество активных сим-карт m2m растет на 15 % ежегодно, однако крупные операторы связи не могут предоставить некоторые услуги, которые сейчас необходимы клиентам, например, мультисеть. А среди проблем, с которыми столкнется рынок MVNO в 2024 году, эксперт выделил международный роуминг. По его словам, иностранные партнеры отказались от взаимодействия с российскими представителями MVNO, поэтому это очередной вызов, который предстоит проработать. 

За последние три года число сим-карт, которые находятся у россиян на руках, так и не изменилось, сообщил управляющий директор по развитию массового рынка «СберМобайл» Михаил Лейзеров. По его словам, сейчас на каждого жителя страны приходится почти две сим-карты, а проникновение составляет 175 %.  

«При этом мы видим, что игрок, который запустил фабрику MVNO, — Теle2 — растет значительно. Растет ли рынок за счет общего роста рынка или он растет за счет перераспределения долей, видимо, все-таки за счет перераспределения долей и замедления темпов роста доходов населения. Это приводит к тому, что мы чуть реже меняем смартфоны, срок их жизни замедляется, а количество новых устройств растет меньшими темпами. Происходит перераспределение рынка в сторону банковских MVNO, потому что они предлагают клиентам глубокие скидки на банковские услуги. Вторая важная вещь — подписочные сервисы. Сейчас аудитория их приближается к 45–50 млн человек, и они позволяют создать ощущение, что клиент может иметь большее количество услуг, первоклассный сервис, и каждый там может выбрать то, что ему нужно. Количество подписок будет расти», — подытожил Лейзеров.