Сергей Иванов для журнала «Эксперт» в статье «Звонок из-под санкций»источник

Российская телеком-индустрия ищет способы нивелировать риски, связанные с возможным уходом ведущих западных производителей критически важного оборудования для сотовой связи. Теоретически их могут заменить китайцы, но они пока проявляют осторожность, опасаясь американских санкций.

Увы, работа сервисов мобильной и других видов связи в России в подавляющем большинстве построена на импортном оборудовании, и на фоне разгоревшейся экономической войны Запада с РФ это является ахиллесовой пятой отечественной телеком-индустрии. В условиях санкций европейские производители телекоммуникационного оборудования приостановили свою деятельность в России. Речь идет прежде всего о шведской Ericsson и финской Nokia, которые, как и многие другие зарубежные компании, поставили на паузу сотрудничество с российским бизнесом. Дополнительное давление на телеком-компании оказывают скачки курса национальной валюты, перебои в логистических цепочках, рост стоимости кредитов, потеря доходов от международного роуминга. На рынке стали звучать мнения, что уже к лету в России будут возможны сбои в работе инфраструктуры сотовых операторов.

Шведы, финны, китайцы

До начала спецоперации в Украине российская телеком-индустрия развивалась весьма устойчиво. По данным аналитического агентства «ТМТ Консалтинг», последние годы рынок телекоммуникационных услуг в России рос стабильными темпами: по итогам 2021 года он достиг 1,804 трлн руб., это на 3,2% больше, чем в 2020 году, и на 13% больше, чем пять лет назад, в 2016-м. Локомотив телеком-отрасли — услуги мобильной связи, на которую приходится порядка 60% всего рынка; далее идут сервисы проводного доступа в интернет, платного ТВ, фиксированной телефонии.

То, что средние темпы роста телекома в России составляют скромные 2-3% в год, объясняется насыщенностью рынка сервисами мобильной связи. По итогам 2021 года, число активных сим-карт в России достигло 259 млн, на 78% больше, чем все население страны, включая стариков и младенцев. В условиях повышенной конкуренции операторы связи последние годы отчаянно сражаются за место под солнцем. И эта жесткая конкурентная борьба ведется, к сожалению, преимущественно на импортном оборудовании. По данным Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники (АРПЭ), ежегодные продажи телекоммуникационного оборудования в России составляют порядка 4 млрд долларов. 80% этой техники поставляют в Россию иностранные компании. Доминирование иностранных концернов особенно сильно в сегменте мобильной телефонии. Если в секторе фиксированной связи российские производители уже зарекомендовали себя, скажем, производством коммутаторов и маршрутизаторов, то такой ключевой тип оборудования для сотовой связи, как базовые станции (БС), в России, по сути, не производится. Здесь исторически были сильны позиции европейских компаний. Прежде всего это шведский концерн Ericsson, который пришел на российский рынок еще 140 лет назад, создав в Санкт-Петербурге свой первый зарубежный завод по производству телефонных станций.

С появлением мобильной связи Ericsson стала играть одну из ключевых ролей в поставке телекоммуникационного оборудования на российский рынок. Представители компании на своем официальном сайте декларируют, что сегодня 85% россиян живут в зоне покрытия сетей, построенных с использованием оборудования Ericsson. Хотя при более детальном анализе выясняется, что доля шведов на российском телеком-рынке в настоящее время не так велика. Согласно данным Mobile Research Group, по итогам 2021 года на Ericsson приходилось только 25% установленных в РФ базовых станций мобильной связи, еще 15% приходится на финскую Nokia, которая также исторически имеет сильные позиции в России и после начала операции в Украине тоже объявила об остановке своей деятельности в России.

За последние пять лет доминирование скандинавов в России было подорвано новыми акторами из Китая — телеком-гигантами, которым в короткий срок удалось осуществить мощный бросок на глобальный рынок оборудования для мобильной связи. Тон задает Huawei, на долю которой сейчас, по оценкам Mobile Research Group, приходится 40% всех базовых станций для мобильной связи в России. Рост популярности китайских решений в РФ пошел вверх вскоре после западных санкций 2014 года; например, с 2016-го активно закупать оборудование Huawei начала компания «Вымпелком» (торговая марка «Билайн»), позже к ней присоединились «МегаФон» и Tele2 («дочка» «Ростелекома»). А вот оператор МТС до недавних пор продолжал активно использовать оборудование Ericsson: только в 2020 году компания подписала контракт предположительно на 10 млрд руб. на поставку шведских аппаратных комплексов для развития своей сети в Центральном федеральном округе.

«Оборудование Nokia и Ericsson исторически дольше остальных присутствует на телеком-рынке РФ, его больше в стране, и все успехи в развитии сетей 4G и LTE связаны именно с этими производителями. Однако на рынок вышли новые игроки, продвигающие собственное оборудование, в том числе из Китая; появляются новые, более высокопроизводительные сети передачи данных, — отмечает Сергей Иванов, директор по продуктовой стратегии Группы Т1. — Существенных отличий в продуктах разных стран нет, но есть масса производственных нюансов, связанных с конструктивом, у разных производителей существенно отличается программная составляющая. Такие технологические нюансы не позволяют бесшовно строить сети на решениях различных производителей. В отсутствие единой системы управления оборудованием для каждого производителя используется своя консоль, что увеличивает расходы на эксплуатацию сетей, построенных на решениях нескольких производителей».

Поддержка регулятора

Блокирование поставок технологического оборудования наносит ощутимый удар по российским операторам мобильной связи, участники рынка бьют тревогу. Комиссия Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по связи и ИТ (куда входят представители МТС, «МегаФона», «Вымпелкома», «ЭР-Телекома» и других компаний) недавно объявила, что стоимость телеком-оборудования в России из-за скачков курса и других сложностей уже выросла на 40% и продолжает расти. На этом фоне капитальные затраты крупнейших операторов связи в текущем году существенно увеличатся. Одновременно отрасль страдает от удорожания кредитных средств; как и в пандемию, российские операторы продолжают терять доходы от международного роуминга, который в благоприятные для заграничного туризма времена составлял 3-5% выручки. В официальном заявлении комиссии РСПП говорится, что из-за этих сложностей уже к июлю-августу стабильная работа мобильной связи окажется под угрозой, возможны даже перебои.

Чтобы избежать негативного сценария, когда разговор абонентов будет периодически прерываться шипением в трубке, телеком-отрасль просит помощи государства. И регулятор идет навстречу: в конце марта правительство утвердило предлагаемые меры поддержки. В частности, они включают в себя годичный мораторий на исполнение требований «закона Яровой», согласно которому с 2018 года операторы связи должны на своих мощностях хранить пользовательский трафик. (Это обходится компаниям недешево: например, согласно официальному отчету МТС, ее расходы на исполнение закона в течение пяти лет, с 2018-го по 2023-й, оценивались в 50 млрд руб.) Кроме того, меры поддержки временно отменяют требование запуска услуг сотовой связи стандарта LTE в малых населенных пунктах и на федеральных трассах (согласно ранее утвержденным требованиям, к сентябрю 2024 года операторы должны были покрыть быстрым интернетом 100% населенных пунктов с населением от тысячи человек, а к сентябрю 2031 года — 99,9% федеральных автодорог общего пользования). До конца 2024 года операторам связи установят ставку налога на прибыль в размере 3% (вместо 20%) и откроют возможность льготного кредитования по ставке, не превышающей 3%. Наконец, правительство одобрило и предложение участников рынка разрешить индексацию тарифов пропорционально инфляции. Для потребителя эта мера может выглядеть тревожной, заставляя предполагать, что цена на связь в ближайшее время заметно вырастет.

Конец безлимита

Не ограничиваясь упомянутыми выше мерами поддержки, власти в лице Минцифры рекомендовали операторам мобильной связи в новых экономических условиях оптимизировать свои тарифные планы. Громче всего прозвучали предложения об отмене тарифов с безлимитным интернетом. Операторы с готовностью поддержали инициативу регулятора: все четыре ведущих оператора связи за последнюю неделю отменили в своих тарифах безлимитный доступ к мобильному интернету. Новые абоненты уже не могут подключить такую опцию, а те, кто пользуется ею сейчас, скорее всего, утратят такую возможность к середине лета.

Безусловно, «конец безлимита» вызывает у потребителей неоднозначную реакцию: неприятно, когда человека лишают привычных ему услуг, но здесь есть свои резоны. Дело в том, что объем мобильного интернет-трафика в России растет не просто быстро, а лавинообразными темпами — на уровне 40-50% в год. По данным НИУ ВШЭ, если в 2014 году объем данных, передаваемых через мобильные сети связи в России, оценивался на уровне 1,5 экзабайт, то в 2020 году он достиг 22 экзабайт, а по предварительным результатам прошлого года — уже 31 экзабайт.

Такой темп роста трафика становится критичным для инфраструктуры сотовой связи, особенно в условиях возможного дефицита оборудования. Наблюдатели говорят, что на самом деле уход неограниченного интернета на мобильном телефоне не столь критичен. Начать с того, что, по оценкам Mobile Research Group, безлимитными тарифами пользуется не более 17% российских абонентов сотовой связи. Еще важный момент: вместо безлимитных опций операторы переводят клиентов на пакетные тарифы с ежемесячным объемом трафика до 50-60 Гб, что вполне покрывает среднестатистические потребности в мобильном интернете: согласно подсчетам, около 85% абонентов использует только около 20-25 Гб в месяц. Так что отмена без лимита реально повлияет только на небольшую часть клиентов. Их операторы называют «тяжелыми» абонентами — подразумевая, что они гоняют внушительные объемы трафика. Обычно это связано с использованием мобильной передачи данных для различных бизнес-задач, когда, например, в режиме реального времени записывается и передается изображение с камер. Специалисты считают, что всего пара процентов таких пользователей способна на 40% загрузить сети операторов; на них и скажется отмена безлимитных опций. Одновременно наблюдатели отмечают изящный ход: операторы давно стремились отменить безлимитный интернет, но сейчас делают это формально по рекомендации Минцифры, избавляя себя от претензий недовольных абонентов.

Что же касается подорожания услуг мобильной связи, этот процесс, увы, будет продолжаться. Собственно, цена на сотовую связь в России и так растет: по данным Росстата, за последние четыре года она увеличилась более чем на треть. Однако в абсолютных показателях рост пока не столь уж и велик: если по итогам 2017 года средняя абонентская плата за пакет услуг сотовой связи в РФ составляла 287 руб., то к концу 2021-го она увеличилась на 36%, до 391 руб. Даже с учетом подорожаний цена мобильной связи в России все еще считается одной из самых низких в мире. Согласно данным Content Review, по итогам 2020 года средняя стоимость гигабайта мобильного трафика в мире составила 189,8 руб., а в России — 24,6 руб. И в общем рейтинге стран с самым доступным мобильным интернетом Россия занимает второе место, уступая Индии, где цена мобильного интернета в пересчете на рубли составляет 9,2 руб. за гигабайт, а, например, в идущей на пятом месте Турции гигабайт мобильного интернета стоит на треть дороже — 37,1 руб.

Участники рынка предполагают, что в текущем году рост цен на сотовую связь может составить в среднем 15-20%, и этот процесс будет сдерживаться опять же продолжающейся обостренной конкуренцией на рынке. «Цены на связь будут расти не очень сильно, она остается общедоступной вне зависимости от уровня ваших доходов, — пишет в своем блоге Эльдар Муртазин, аналитик Mobile Research Group. — Времена сверхдешевой связи закончились, теперь она просто будет дешевой. Что не отменяет того факта, что она доступна и дает возможности общения для любого человека в стране».

Курс на импортозамещение

Безусловно, нынешняя ситуация в телеком-индустрии дает ей хороший стимул к активизации процессов импортозамещения. О широком использовании отечественного телеком-оборудования в России говорят давно, но операторы связи не горели желанием его приобретать. Зарубежную технику было удобнее использовать даже при условии, когда по своим техническим характеристикам некоторые российские решения не уступали западным. «В России огромный инженерный потенциал, который способен создавать передовые решения и в телекоммуникационной сфере. Проблема в том, что сейчас на телекоммуникационном рынке при ближайшем рассмотрении часто соревнуются не технологические параметры, а финансовые схемы, по которым это оборудование поставляется, — рассказывал три года назад в интервью "Эксперту" Константин Марченко, заместитель генерального директора по стратегическому развитию, совладелец компании Т8, одного из ведущих российских производителей телекоммуникационного оборудования. — Операторов связи в этом сложно упрекать, так как у них есть свой бизнес и они, естественно, выбирают ту финансовую модель, которая позволяет получить большую прибыль. Часто оператор, закупая импортное оборудование, имеет возможность воспользоваться льготным кредитом и большой отсрочкой платежа. Для российских производителей реализация таких финансовых схем поставки пока невозможна. Получается, что приобретение российского оборудования часто экономически невыгодно не исходя из его технических характеристик, а исходя из финансовой модели его приобретения». (см. «Время уникальности технологических гигантов уходит в прошлое», «Эксперт» № 22 за 2019 год).

Только в прошлом году регулятор, наконец, объявил о жестких требованиях к использованию российского телеком-оборудования: в августе 2021 года Минцифры представило концепцию «частоты в обмен на импортозамещение», согласно которой операторы для продления лицензий на частоты должны с 1 января 2023 года использовать при строительстве LTE-сетей только оборудование, которое входит в реестр российской электроники. Они также обязаны применять российский софт, входящий в реестр отечественного программного обеспечения.

Ранее, в феврале 2021 года, корпорация «Ростех» показала первую отечественную базовую станцию 4G — модель R45F (поддерживает сети LTE и LTE-A), которую представила входящая в концерн компания «Глобалинформсервис». Было объявлено, что строительство сетей пятого поколения (5G), на которые в ближайшем будущем планирует перейти вся мировая телеком-индустрия, в России также будет осуществляться исключительно на российском оборудовании. Согласно планам Минпромторга, к 2024 году в России должно быть произведено не менее 10 тыс. базовых станций на отечественном оборудовании для создания мобильных сетей 5G. И развернуть их планируется не менее чем в 10 городах. Разработками такого оборудования активно занимаются предприятия госкорпорации «Ростех»: «Спектр», «Булат», «Созвездие», «Автоматика».

Наблюдая ужесточение позиции регулятора в отношении импортного оборудования, заметные шаги по локализации своей продукции в России начали предпринимать и зарубежные корпорации. Так, в прошлом году Nokia договорилась с российской компанией Yadro о запуске совместного производства в подмосковной Дубне. Ericsson, со своей стороны, вела похожие переговоры с GS Group, которая имеет производственные мощности в Калининградской области. Но сейчас судьба этих проектов повисла в воздухе.

Таким образом, на ближайшие несколько лет российские производители телеком-оборудования готовы взять на себя развитие инфраструктуры услуг связи. Но что делать сейчас, пока нового оборудования нет? Отвечая на этот вопрос, участники рынка прежде всего пытаются понять, в самом ли деле окончательно и бесповоротно уходят с российского рынка европейские Ericsson и Nokia. Однозначных заявлений на этот счет со стороны компаний не было, да и в отношении многих других иностранных предприятий можно будет уверенно ответить на этот вопрос после окончания «горячей» фазы операции в Украине.

Большинство наблюдателей сомневаются, что эти игроки окончательно уйдут из России, в особенности шведская Ericsson: российский рынок остается важным направлением развития компании с учетом того, что не так давно у шведов начались проблемы с развитием на китайском рынке и на рынках ряда стран Ближнего Востока. «Пока у российских операторов сотовой связи есть достаточный запас закупленного оборудования, которого хватит минимум на ближайшие восемь месяцев работы, а там и ситуация с иностранными поставками прояснится. Вряд ли они полностью прекратятся», — прогнозирует Денис Кусков, генеральный директор информационного агентства Telecom Daily.

В случае же ухода европейцев с российского рынка телеком-оборудования их позиции предположительно могут занять китайские компании, которые в последние годы успешно обслуживают телеком-индустрию по всему миру, в том числе в Европе, а также в Северной Америке. Однако тут есть тонкость, как раз связанная с работой китайцев на Западе. Та же Huawei в новых условиях занимает неоднозначную позицию в отношении России: за последний месяц она не только не поспешила занять освобождающиеся ниши в России, но, по неофициальным данным, с конца марта прекратила заключать новые контракты на поставки сетевого оборудования российским операторам. При этом часть сотрудников Huawei в России перевели на удаленную работу и поговаривают об их сокращении. Налицо фантомные боли после болезненных американских санкций, которые США наложили на Huawei в 2019 году. Хотя большинство этих санкций недавно были сняты (например, домой в Китай вернулась финансовый директор Huawei Мэн Ваньчжоу, которая отбывала срок в Канаде по обвинению в нарушении санкций против Ирана), топ-менеджмент китайской компании буквально вздрагивает при одной мысли об их повторении. Поэтому пока Huawei предпочитает занимать выжидательную позицию в отношении России; юристы компании внимательно изучают список поставляемого ею в РФ оборудования, при производстве которого не используются американские технологии, чтобы не дать повода для новых санкций США.

Таким образом, как минимум на ближайшие месяцы вопрос обновления оборудования для российского телекома остается уравнением со многими неизвестными. Впрочем, сами операторы связи говорят, что готовы справляться с этими проблемами, и обещают не допустить сбоев в предоставлении своих услуг. »Опасения по поводу того, что качество связи ухудшится, напрасны, — рассказал "Эксперту" Шамиль Байгин, представитель группы МТС. — Наша инфраструктура готова к росту нагрузки и обладает запасом прочности. Основные работы по расширению и умощнению сегментов мобильной, фиксированной и транспортной сетей проведены во время пандемии в 2020-м — начале 2021 года, когда сильно рос трафик. Мы своевременно расширили прямые стыки с отечественными и зарубежными интернет-сервисами и поставщиками контента, установили кеширующие серверы. Сейчас сеть работает стабильно и бесперебойно. В то же время мы прорабатываем различные сценарии, чтобы возможные торговые и технологические ограничения не отразились на качестве услуг, модернизации сетей и развитии компании. Мы уже заняты переконфигурацией сетей, решаем вопросы закупки оборудования других поставщиков, приступаем к тестированию новых решений на предмет взаимозаменяемости и совместимости с существующей инфраструктурой».

Наблюдатели соглашаются в том, что как минимум голосовая связь в сетях сотовой связи в России в ближайшее время будет работать устойчиво. «С учетом крайне низкого объема голосового трафика в РФ, как и в целом традиционных услуг, таких как SMS, ощутимых ухудшений связи ожидать не стоит, — уверяет Сергей Иванов из Группы Т1. — Эффективные алгоритмы сжатия голосового трафика позволяют сохранять связь стабильной и качественной даже при относительно низких скоростях в сети. А резкого спроса на массовое подключение новых абонентов не ожидается».