«Сроки окупаемости сдвинулись влево»

Холдинг Т1 в ходе ПМЭФ объявил о появлении нового бренда в своем контуре. Вендор НОТА объединил все команды, занятые разработкой собственных решений, и аналитическое агентство. О причинах появления НОТА и о том, почему кооперация в ИТ важнее конкуренции, «Компании» рассказал первый заместитель генерального директора холдинга Т1 Кирилл Булгаков, который занял в том числе позицию управляющего директора вендора программного обеспечения НОТА.


Собственные решения вы разрабатываете с 2020 года. Почему в 2023-м возникла идея создать отдельный вендор?

— Ключевая задача для вендора — строить эффективную партнерскую сеть, именно для этого мы создали отдельный бренд, который позиционируется как дружественный для других игроков отечественного ИТ-рынка. Наша задача сейчас — не только и не столько прямая коммуникация с клиентами, сколько коммуникация с партнерами, которые еще недавно были нашими конкурентами. Мы видим, что рынок отзывается: на ПМЭФ был подписан целый ряд партнерских соглашений как с конечными заказчиками, так и с другими ИТ-игроками. Также мы образуем альянсы с крупнейшими поставщиками ИТ-решений, например, с отечественным производителем Astra Linux.

 

Кого вы видите своими основными клиентами?

— Команда Т1, в которой уже более 17 тысяч человек, многие годы создавала бизнес-решения для крупнейших корпоративных заказчиков всех отраслей национальной экономики: от нефтянки до финансов и госуправления. Мы продолжаем целиться в этот сегмент. Наши IT-продукты ориентированы на лидеров рынка с точки зрения функциональности и обеспечения работы с большими объемами данных. Но эта история может транслироваться и на сегмент МСБ, и у холдинга уже есть понимание, как туда двигаться.

 

Можно ли говорить, что импортозамещение сделало востребованным любое ПО, сделанное в России?

— Коммерчески успешными продуктами становятся те, что дают заказчику больше, чем примитивная замена «один в один» ранее используемого решения. Мы говорим не о замещении, а об эволюции: ты не просто тратишь сотни миллионов или миллиардов рублей на то, что уже один раз внедрил, а получаешь новые решения, адаптированные к современной ситуации, и заодно реализуешь новые бизнес-процессы, оптимизируешь старые. Все это позволяет строить современный технологический стек. Он освобождает корпоративные ИТ-системы от legacy-балласта, который есть практически у всех давно существующих решений. Иногда они тащат за собой начинку 1970-х годов разработки.

В противовес этому мы идем с микросервисной архитектурой, проверенным российским открытым технологическим стеком. Уверяю, для топ-менеджеров наших заказчиков важно заниматься тем, что имеет смысл.

 

Финансовые условия тоже важны. Как изменились бюджеты, которые готовы тратить корпорации, и подход в выборе решений?

— Никто не готов тратить больше, чем раньше, а лучше — сэкономить. Могу сказать, что отечественные решения в целом позволяют это делать. Раньше корпоративный заказчик платил зарубежному поставщику миллиарды рублей в год за поддержку и новые лицензии. А сейчас могут сэкономить до 40% от этой суммы, вкладывая в покупку российского софта. Более того, этих денег хватает на то, чтобы в ряде случаев создавать принципиально новые решения.

 

Как появляются ваши продукты?

— В партнерстве с опорными заказчиками. Компания описывает, какая функциональность ей нужна, мы разрабатываем решение, получаем обратную связь от пользователя, дорабатываем и в итоге приходим к продукту, пригодному для тиражирования. Таким образом появилась платформа видеоконференцсвязи и корпоративных коммуникаций DION, которая по корпоративным стандартам качественно защищена и держит большие объемы данных.

Заказчику выгодно: он вскладчину профинансировал создание продукта и решил свою проблему. Нам как разработчикам выгодно, потому что мы получили партнера с бюджетами и качественной экспертизой. Фактически по каждому продуктовому портфелю у нас есть такое созвездие первых пользователей, которые участвуют в создании продукта.

 

Для вас изменились ли сроки окупаемости, на которые вы ориентировались в самом начале?

— Мы закладываем классические 5 лет, но в этом году экономическая модель изменилась. Как сейчас образно говорят, сроки окупаемости сдвинулись влево. Для нас самих это стало в какой-то мере сюрпризом. Мы запускали эту историю за 3–4 года до существенного изменения делового климата. Сейчас спрос резко возрос, но увеличились и наши затраты, вызванные потребностями в новых ресурсах. Чтобы быстро создавать ПО, нужно больше людей, а они в определенном дефиците, хотя к нам идут охотнее: сила лидирующего бренда.

 

Каких инвестиций требует разработка собственных решений?

— Это миллиарды рублей ежегодно. Платформа разработки ПО «Сфера», которая реализует весь стек инструментов для создания программных продуктов, стоила нам более 10 млрд рублей. Это существенные инвестиции, и они дают возможность создать программный продукт по верхней планке функциональности. Кроме того, наличие бюджета на разработку ПО — это отличная мотивация команды. Когда специалист способен накопленную экспертизу положить в собственный продукт, разрабатываемый на современном стеке, и на это есть деньги — это вдохновляет.

 

В портфеле компании НОТА уже 6 продуктов. В какие ниши смотрите еще?

— Исторически мы сильны в сегментах, связанных с управлением предприятием и управлением отношениями с клиентами. Эту многолетнюю экспертизу постепенно конвертируем в продукты.

Кроме того, у нас есть венчурная студия, которая планомерно отслеживает все тенденции на рынке и выбирает ниши, в которые стоило бы пойти.

 

Очевидно, что у заказчиков есть запрос не только на софт, но и на железо. Насколько он увеличился?

— Спрос высокий. Сейчас на него получается отвечать поставками, серьезно смотрим на альянсы с отечественными производителями железа. И в будущем, несомненно, сделаем шаг к производству под своим брендом элементов аппаратного обеспечения и собственных программно-аппаратных комплексов.

 

С элементами искусственного интеллекта?

— Да, в эту сторону мы тоже движемся. Пока мир увлечен написанием генеративных нейросетей, мы ищем более интересные и коммерчески выгодные истории. Команда поставила себе цель создать нейросеть, которая будет созидать элементы кода. Подобные сценарии реализует несколько команд в мире, в России мы будем первыми.

 

Не приведет это к тому, что потребность в самих разработчиках исчезнет?

— Нет. Никогда потребность в людях не исчезнет, особенно в индустриях, где есть элемент творчества. Чтобы нейросеть смогла нарисовать фотопортрет, нужен очень опытный пользователь, который словесно опишет будущее изображение в деталях, фактически сделает мастерский снимок. В ИТ-сфере не исчезнет потребность в ИТ-архитекторах, которые широкими мазками наметят контуры решения, а робот возьмет не себя рутинное кодирование, что довольно скучновато.

Карьера
Работа в T1
Выбирайте подходящее направление и присоединяйтесь, чтобы вместе создавать технологии, определяя будущее!
Подробнее
Написать нам