Михаил Книгин: технологический суверенитет в трендеисточник

photo_2024-06-06_19-22-01.jpg

Михаил Книгин, исполнительный директор Т1 Интеграция, вошедший в 2024 году в рейтинг «Топ-100 ИТ-лидеров» Global CIO, рассказал редакции про тренды в импортозамещении, миграцию сложных ИТ-инфраструктур, ИТ решения в сфере автоматизации промышленности и развитие инженерного софта.

Какой вы видите ситуацию с переходом на отечественное ПО? Что происходит сейчас, и какие тенденции нас ждут в ближайшее время?

Курс на импортозамещение был задан в 2014 году после введения первых санкций. Была снижена доля импортных комплектующих, введены меры для стимулирования собственных ИТ-разработок, принят ряд законов по поддержке локального производства. 2022 год подтолкнул власти и бизнес к тому, чтобы активнее развивать и внедрять российские решения. Импортозамещение стало жизненной необходимостью. Правительство утвердило меры господдержки для ИТ-отрасли, были введены четкие условия по переходу на российский софт.

В мае 2024 года Президент подписал Указ о национальных целях развития до 2030 года и на перспективу до 2036 года. В нем большое внимание уделено цифровой трансформации: формированию рынка данных, достижению “цифровой зрелости” и переходу на собственное ПО, обеспечению роста инвестиций в российские ИТ-решения вдвое выше темпов роста ВВП.

Аналитики прогнозируют, что к 2030 году отечественный ИТ-рынок вырастет до 7 трлн рублей. Среднегодовой прирост составит 12%. В этом контексте можно выделить несколько основных трендов.

Первый – развитие искусственного интеллекта. Россия входит в топ-10 стран по объему вычислений с использованием ИИ. Внедрение нейросетей и сложных алгоритмов поддерживается различными национальными программами и федеральными проектами. В перспективе 5-6 лет развитие ИИ прибавит к ВВП России около 11 трлн рублей.

Второй тренд – технологии, связанные с удаленным доступом. Речь об управлении рабочими местами, внедрении облачных технологий, автоматизации сетевого управления, распространении сетей 5G и IoT (интернета вещей). Последствия пандемии до сих пор ощутимы: многие компании используют гибридные форматы работы, а также стремятся автоматизировать часть процессов, снижая влияние человеческого фактора.

Наконец, третий тренд: ускоренными темпами будут расти такие направления, как промышленная автоматизация, автоматизированные системы управления технологическими процессами, цифровые двойники. Если в западных компаниях этап становления подобных решений уже пройден, то в России процесс их развития идет активными темпами, и впереди мы увидим масштабирование передовых практик цифровизации промышленности.

По вашим наблюдениям, какие классы ПО наиболее востребованы государством, промышленностью и частным сектором?

Приоритетное направление – развитие сферы информационной безопасности. Число киберугроз постоянно растет, в уязвимом положении оказываются как государственные структуры, промышленные компании, так и частный и банковский секторы. И если финтех исторически был вынужден противостоять атакам злоумышленников, то давление на государственные и близкие к ним ресурсы, а также крупный бизнес заметно увеличилось после 2022 года. В связи с этим растет спрос на различные продукты, которые помогают защитить данные. Причем говорить можно как о решениях, которые работают с уже идущей атакой, так и о продуктах, которые позволяют эти атаки не допустить. Более 80% уязвимостей находятся в исходном коде. Поэтому высокую востребованность получает софт, способный их обнаружить еще на этапе разработки.

В сегменте промышленности растет спрос на решения по автоматизации и управлению производством. Во-первых, с российского рынка ушли многие западные поставщики. Во-вторых, предприятиям важно повышать эффективность и постоянно оптимизировать процессы. Отечественные решения за эти годы достигли высокого уровня развития, так что переход на них выглядит вполне закономерным.

Исходя из вашего опыта, как компании обеспечивают «плавную» миграцию сложных ИТ-инфраструктур?

Процесс миграции можно разделить на три основных составляющих: текущее состояние ИТ-инфраструктуры, новый продукт и инструменты миграции от вендора. Ответственность за плавность перехода в равной степени распределяется между ними.

Например, если существующая инфраструктура находится в беспорядке – много легаси-кода, проблемы со взаимной интеграцией различных подсистем, неполные или некачественные данные – то вместо миграции проще собрать новую платформу с нуля. Это актуально и в случае, когда инфраструктура состоит из нескольких “коробочных” решений от различных вендоров. В особенности, когда они прекратили поддержку на территории страны.

Вторая и третья составляющие касаются архитектуры нового продукта и встроенных в него возможностей по бесшовной миграции и интеграции. Переход с одной инфраструктуры на другую редко происходит внезапно. Обычно решения внедряются постепенно, с возможностью при возникновении любых вопросов “откатить” всю систему на старый софт. Получается, для обеспечения этой гибкости стек нового ПО должен быть совместим с разными продуктами. Простой пример: если компания решает перейти с офисного пакета Microsoft на отечественный аналог, то он должен обладать хотя бы базовым набором привычных возможностей.

В целом бизнес старается подходить к проектам по импортозамещению комплексно. Этому способствуют интеграторы: они помогают сформулировать требования к функциональным возможностям и технические ограничения, выбрать подходящий софт, протестировать его, спроектировать архитектуру финального решения, создать прототип и довести до состояния готового продукта.

Если речь идет про задачу более амбициозную, чем миграция с Microsoft Office на российский пакет, компании целесообразно рассмотреть вариант с покупкой программно-аппаратного комплекса. Связка “железа” и софта позволяет быть уверенными в надежности новой инфраструктуры, даже несмотря на некоторые сложности при переходе.

Как тестируют отечественное ПО и железо?

Наиболее эффективный способ протестировать новое решение – поместить его в привычную среду или ее эмуляцию и использовать различные варианты нагрузки. Например, в Демолаборатории Т1 специалисты проверяют способность софта противостоять цифровым угрозам и работать с пиковым количеством запросов. Однако основная задача, которая стоит перед тестировщиками сегодня, – проверить не столько работоспособность одного продукта, сколько возможность его интеграции с другими. Компании, которые занимаются проектами по импортозамещению, редко ограничиваются одним решением. Аналоги приходится искать для значительной части инфраструктуры. И бизнесу важно понимать, что софт от различных вендоров сможет полноценно работать в связке.

Как, на ваш взгляд, обстоят дела на рынке ПО для промышленного сектора?

До 2022 года российские разработчики не могли в полной мере конкурировать с западными вендорами. Выбирая между двумя решениями одного уровня, компании отдавали предпочтение известным мировым поставщикам. По этой причине отечественные продукты развивались слабо. Зачем инвестировать в разработку софта, который может оказаться невостребованным? После 2022 года ситуация изменилась. Российские вендоры стали активно конкурировать за освободившиеся доли рынка.

Серьезным потенциалом для замещения обладают АСУ ТП решения. Сегодня импортозамещение в промышленности актуально как никогда, особенно на объектах критической инфраструктуры. Ситуация осложняется тем, что субъектам КИИ необходимо перейти на российское ПО к началу 2025 года. Поэтому Холдинг Т1 представляет собственное решение – импортонезависимый продукт «СИЛАРОН» – программно-аппаратный комплекс, который сейчас проходит тестовые испытания. Система, разработанная Т1 Интеграция, обеспечивает сбор и обработку информации, визуализацию процесса и выдачу управляющих воздействий в автоматическом режиме. Это позволяет стабилизировать и оптимизировать управление технологическим процессом. «СИЛАРОН» будет соответствует требованиям ФСТЭК и федеральных законов (187, 239), а эксперты из команды Т1 Интеграция, которые занимаются разработкой, опираются на многолетний опыт в программных и аппаратных решениях Honeywell, Siemens и Emerson.

Другой класс решений, который сегодня получил мощный импульс развития в России – CAE, программное обеспечение для математического моделирования физических процессов и явлений, таких как течение жидкости и газа, теплообмен, тепловое и солнечное излучение, освещенность и заметность, электромагнетизм и механическая прочность. Это ПО может использоваться для расчетов объектов любой размерности от чипа до изделий сложной геометрии в сборе в высокотехнологичных отраслях промышленности: электроники и микроэлектроники, машиностроении, авиастроении, ракетно-космической отрасли, судостроении и других. Холдингу Т1 удалось собрать команду специалистов, способных создавать подобные продукты. Компания уже осенью планирует представить свое решение, чтобы проблема импортозамещения в этой сфере была решена как можно скорее.

В чем, как вам кажется, отрасль видит важность CAE как направления инженерного анализа?

Я уже говорил, что ПО для решения инженерных задач – перспективная сфера. Софт, который делает инженерный анализ доступнее, играет огромную роль в российской промышленности. Причина проста – он упрощает и ускоряет процесс создания сложных технических изделий, повышает их качество и надежность. Благодаря этому ПО инженеры могут исследовать работоспособность и эффективность изделия, выявлять слабые места в конструкции, в том числе на ранних стадиях разработки, минимизировать количество необходимых прототипов. Использование CAE-решений способно серьезно увеличить производительность компании и существенно ускорить процесс вывода новых продуктов на рынок.

Мировой рынок софта для CAE в 2023 году оценивался в 10 млрд долларов. При этом аналитики прогнозируют, что в ближайшей перспективе он будет расти в среднем на 12,8% ежегодно. Эксперты отмечают и особый вклад российской промышленности и ИТ-отрасли в глобальную динамику. Сегодня отечественные производители подобного ПО развивают и интегрируют новые решения едва ли не активнее иностранных конкурентов.

Многие говорят о новом поколении решений для промышленного инжиниринга и автоматизации. Какое они имеют отличие от предыдущих версий?

В случае с АСУ ТП и CAE-решениями можно выделить два основных момента. Первый – более глубокая интеграция искусственного интеллекта и нейросетевых технологий. Они упрощают аналитику и сложные вычисления, позволяют учитывать больше различных факторов. Это крайне важно при тестировании сложных систем и оптимизации комплексных процессов. Второй, и о нем мы уже говорили, – развитие сферы информационной безопасности. Без участия нейросетей здесь тоже не обошлось: если бизнес использует преимущества технологии себе во благо, то злоумышленники вовлекают ИИ в кибератаки. И современные решения должны уметь этому противостоять.

Несмотря на огромный потенциал такого ПО и наличие технологических возможностей для его разработки, пока российский рынок сталкивается с несколькими вызовами: сжатыми сроками для разработки или внедрения решения и кадровым дефицитом. Холдинг Т1 при создании своих продуктов стремится на эти вызовы отвечать. Компания активно наращивает штат сотрудников, сотрудничает с техническими вузами, инвестирует в развитие кадров и повышение престижа наиболее востребованных специальностей. Для решения своих ключевых задач мы прислушиваемся к запросам бизнеса и стремимся двигать индустрию вперед. При поддержке заказчиков и государства у представителей российской ИТ-отрасли есть все шансы не просто заместить западные решения конкурентными аналогами, но и занять уверенные позиции на глобальном рынке.

Карьера
Работа в T1
Выбирайте подходящее направление и присоединяйтесь, чтобы вместе создавать технологии, определяя будущее!
Подробнее
Написать нам