Юрий Мацыгин, НОТА (Холдинг Т1): Российские инхаус-решения не имеют аналогов на мировом рынкеисточник

В 2022 году российский бизнес потратил на покупку и разработку ПО рекордные 310 млрд рублей (исследование FinExpertiza). И продолжал наращивать инвестиции в диджитал-трансформацию в 2023-м. Какое место на рынке занимают отечественные разработки, во что вкладываются вендоры и заказчики и может ли российское ПО составить конкуренцию западному, рассказывает Юрий Мацыгин, руководитель производственного блока нового российского вендора НОТА (Холдинг Т1).

CNews: Зачастую разговоры об отечественном софте заканчиваются обсуждением производных зарубежного ПО: клонов SAP, Oracle или других популярных решений.  Как обстоят дела на самом деле?

Юрий Мацыгин: Тренды, которые мы наблюдаем сейчас, возникли еще в 2010-х. Тогда крупные российские компании начали подходить к вопросу разработки ПО через инхаус-решения. Не находя в западных продуктах необходимой им гибкости, масштабируемости и функциональности, они начали создавать собственные программные решения, которые во многом превосходили западные аналоги. Первыми здесь были банки и государство. Цифровизация госуслуг, возможности онлайн-банкинга, которых нет в других странах мира, — все это отечественные инхаус-разработки. Позже в этом направлении стали работать телеком-компании и ритейлеры. К 2022 году мы подошли со множеством уникальных разработок.

Это ПО компании создавали в первую очередь для себя. Однако, увидев результат, они поняли, что та же функциональность применима в других организациях индустриях — и начали предлагать эти технологии рынку. Таким образом в России сложилась уникальная картина. С одной стороны, у нас сформировался сильный инхаус с технологиями, не имеющими аналогов на мировом рынке. С другой — сильная экспертиза по внедрению западных продуктов.

Холдинг Т1 оказался на стыке этих двух потоков. Мы активно участвовали в инхаус-разработке, создавали для крупнейших банков индивидуальные решения, которые они сейчас начинают предлагать на рынке. В то же время выступали ведущим интегратором, который активно работал с западными технологиями и хорошо в них разбирался. Опираясь на многолетний опыт создания и внедрения бизнес-приложений, холдинг принял стратегическое решение сделать свой бренд вендора для разработки сложных системных ИТ-продуктов — так появилась компания НОТА.

В результате у нас появилась прочная база для производства собственных продуктов, которые помогут российскому бизнесу заменить западные решения.

CNews: Что это за продукты?

Юрий Мацыгин: Один из ключевых — платформа Сфера, которая переводит весь конвейер создания ПО — от идеи до поддержки и мониторинга — полностью на российский софт. Это набор различных продуктов, который позволяет компаниям вести собственную разработку. Разработка зарегистрирована в реестре отечественного ПО. У нас уже есть контракты как с крупными организациями, так и с небольшими компаниями. Они разрабатывают собственные ИТ-решения, им необходимы инструменты для управление жизненным циклом создаваемого ПО. Платформа Сфера стала ответом на этот запрос рынка. 

Еще один продукт — CRM-система НОТА МОДУС (ранее — Т1 CRM) класса Enterprise для крупных компаний, которым нужны тейлор-мейд решения и поддержка их уникальных процессов. Раньше лидером в этом сегменте был Oracle, и мы на протяжении многих лет помогали интегрировать и поддерживать его решения на российском рынке. Этот опыт в том числе помог нам создать собственную CRM-систему, которая станет надежной отечественной альтернативой зарубежным решениям. Это не просто CRM с набором стандартных функций. Наша платформа позволит собрать в одном пространстве все процессы обслуживания, продаж, маркетинга, коммуникаций с клиентами, причем уникальные для каждой компании.

Другое наше решение — платформа корпоративных коммуникаций DION. Она включает не только функции видеоконференцсвязи, но и весь набор сервисов для коммуникаций, который может понадобиться бизнесу: чаты, трансляции, peer-to-peer-звонки, систему управления встречами в переговорных комнатах. DION уже активно присутствует на рынке: среди пользователей платформы – ведущие банки, телевизионные и ИТ-компании.

Мы также предлагаем решение для перехода в режим налогового мониторинга НОТА ВИЗОР (ранее — T1 EasyTax). Многие российские компании в свое время выстраивали процессы бухгалтерской и налоговой отчетности с помощью решений SAP. Сейчас мы помогаем этим организациям с миграцией на импортонезависимое ПО и предлагаем установку и развертывание нашей разработки НОТА ВИЗОР для онлайн-взаимодействия с ФНС. Так, в конце прошлого года мы в сжатые сроки реализовали проект внедрения новой системы для одной из крупнейших кредитно-финансовых организаций России — Почта Банк.

Мы также предлагаем систему автоматизации работы коллегиальных органов «Комитет Онлайн». Она позволяет решать в рамках официальных собраний важные вопросы крупных государственных и частных организаций полностью в цифровом виде, отказаться от бумажного документооборота. Эта функциональность повышает степень прозрачности корпоративного управления, что особенно актуально для компаний, которые торгуются на биржах, поскольку открытость процессов повышает их инвестиционную привлекательность. Защищенная отечественная система дает возможность полностью автоматизировать организацию и оформление заседаний, нивелирует риски заказчиков в B2B- и B2G-сегментах.

В портфеле вендора НОТА, входящего в Холдинг Т1, много решений, мы развиваемся и планируем расширять линейку, в том числе и за счет собственной ERP-системы.

С одной стороны, мы проходим такой же путь крупных игроков на рынке ПО, о которых мы говорили выше. С другой — у нас получился уникальный «сплав». Команда Холдинга Т1 делала инхаус-ПО для крупных заказчиков. При этом, как лидер российского рынка интеграторов CRM и ERP, мы хорошо разбираемся в специфике западных систем и можем учитывать это при создании собственных продуктов.

CNews: Если российская разработка успешно идет собственным путем, если наши решения уникальны, почему же тогда говорят о клонах западного ПО?

Юрий Мацыгин: Ни одно из этих решений не создается в вакууме. Нужны специальные фреймворки, системное ПО, операционные системы, системы управления базами данных, различные прикладные решения для управления интеграционными потоками и так далее. По большей части это открытое ПО, но в некоторых случаях оно является проприетарным. Замещение этих систем требует времени, но процесс запущен. На российской Astra Linux уже успешно работают некоторые крупнейшие компании. Отечественные вендоры предлагают СУБД на базе PostgreSQL, Java-машины. Постепенно рынок наполняется этими системами.

Если говорить о прикладном системном ПО, нет необходимости изобретать велосипед: от подобных приложений требуются стандартизированные функции. Если это база данных, важно, чтобы можно было быстро получить доступ, найти необходимые данные. Если это ОС — чтобы среда обеспечивала набор стандартных функций. Если это Java-машина, она должна понимать и правильно интерпретировать стандартный Java-код. Необходимо обновлять такие решения и наращивать их дополнительную функциональность по мере увеличения технологических запросов. Но не более того — здесь не нужна революция.

Наоборот, при создании ПО для бизнес-процессов мы, как правило, используем свой уникальный опыт.

Копирование может иметь место там, где у компаний нет возможностей создавать инхаус-решения: не каждый бизнес может себе позволить внутреннюю разработку, поскольку это требует больших ресурсов. В таком случае у компаний есть два варианта. Они могут попробовать переписать один в один то, к чему привыкли. Либо пойти по пути собственной разработки, в том числе используя опыт других вендоров, которые предлагают свои решения на рынке.

CNews: Как чаще поступают, можно выделить тенденцию?

Юрий Мацыгин: По нашим наблюдениям, продукты, созданные на основе уникального российского опыта, находят все больше отклика на рынке. Если говорить о тенденции, то компании сейчас склонны покупать готовые решения. Копирование западных продуктов, на которых они работали годами, требует примерно таких же затрат. Тенденция на разработку и использование российского ПО очень явная. Если взять любую индустрию — ритейл, телеком, финансы, промышленность, — мы увидим, что крупные компании создают собственные продукты, так как знают, что на них есть или будет спрос. В перспективе этих разработок будет достаточно, чтобы закрыть потребность российских организаций в системах автоматизации бизнес-процессов.

CNews: Можно ли оценить, насколько эти потребности закрыты сейчас?

Юрий Мацыгин: Сегодня многие компании стоят перед выбором. Они могут продолжать поддерживать западные продукты, которые внедрили до 2022 года. Даже без критичных обновлений от вендора ничто не мешает пользоваться решением, которое уже установлено на серверах и продолжает работать. Другой вариант — прямо сейчас переходить на отечественные разработки, но пока на это решились не все. Основное препятствие для импортозамещения — это консервативность заказчиков ПО — ведомств и корпораций. Однако также на фоне западных решений российские продукты пока не всегда являются достаточно зрелыми для таких крупных заказчиков.

CNews: А сколько процентов?

Юрий Мацыгин: По оценкам экспертов, на начало года уровень импортозамещения достигал 20–30%. Этот процесс начался несколько лет назад, и чем дальше, тем динамичнее он будет развиваться. Думаю, в ближайшие три-четыре года мы пройдем экватор, а через пять-семь лет подойдем к 80%.

CNews: Есть ли у отечественных решений потенциал выйти на международные рынки?

Юрий Мацыгин: Потенциал точно есть. Я, как руководитель производства в продуктовой компании, всегда ориентируюсь на конкурентоспособность разработки за рубежом. Рынки стран СНГ, Азии и Ближнего Востока сейчас открыты для наших технологий. Отечественные компании могут конкурировать с зарубежными решениями на рынках, где у пользователей есть возможность выбирать. В этом и интерес, и сложность, поскольку в наших технологиях заложено много российской специфики. Поэтому сначала необходимо адаптировать их для стран СНГ. Сейчас мы активно работаем с этим регионом, здесь у локального бизнеса широкий выбор, однако они предпочитают наши разработки западным. Постепенно, все глубже проникая на рынок СНГ, мы сможем конкурировать с иностранными решениями по функциональности. Адаптируя разработки под специфику разных рынков, мы сможем получать продукты, востребованные в других странах — в первую очередь на Ближнем Востоке, например, в Иране, ОАЭ, а также в Азии — Сингапуре, Вьетнаме, Таиланде.

Экспорт российских ИТ-решений активно развивается, расширяются направления для международного сотрудничества. Думаю, в течение двух-трех лет мы почувствуем себя достаточно уверенно на рынке СНГ и начнем делать первые шаги за его пределы.

Карьера
Работа в T1
Выбирайте подходящее направление и присоединяйтесь, чтобы вместе создавать технологии, определяя будущее!
Подробнее
Написать нам