Интервью Дмитрия Харитонова на ComNews: «Коммерциализация имеет смысл»источник

С 1 июня 2022 года генеральным директором Группы Иннотех (входит в Группу Т1) стал Дмитрий Харитонов, сменивший на этом посту Игоря Калганова, который в мае 2022 года возглавил Группу Т1. В недавнем прошлом Дмитрий Харитонов занимал должность управляющего директора по производству программных продуктов в компании Luxoft. В интервью главному редактору ComNews Леониду Конику новый глава Группы Иннотех рассказал о задачах на этом посту, планах выхода на новые рынки и о подходах к импортозамещению программных продуктов.

Дмитрий, вы возглавили Группу Иннотех в июне 2022 года. Какие задачи были поставлены в связи с вашим назначением?

Команда Иннотеха сейчас активно работает над диверсификацией продуктового портфеля. Только за июнь 2022 года мы представили рынку две новые разработки — сервис видеоконференций DION и цифровую all-in-one HR-платформу AIR. Мы активно работаем над созданием технологически независимых продуктов для российского бизнеса. Это одна из главных задач, которая стоит передо мной и командой Иннотеха.

Потенциальными клиентами Иннотеха на открытом рынке являются представители банковского сектора или другие индустрии также попадают в сферу интересов компании?

Все самые крупные, самые интересные и яркие ИТ-проекты сейчас вокруг госсектора. Это связано с импортозамещением и другими задачами. И мы не будем терять возможности в этом поучаствовать. В первую очередь я говорю об окологосударственных проектах.

Основным рынком для Иннотеха является финансовый. Почему Группа Иннотех приняла решение создавать разработки и для других сфер?

Каждая наша система или цифровой продукт решает какую-то узкую бизнес-задачу (скажем, кредитование или интернет-банк, или программа лояльности). С точки зрения технологий, они имеют под собой понятную платформу. Конечно, хочется эти разработки как минимум переиспользовать. Мы делаем первый шаг в этом направлении, опираясь на свою Цифровую банковскую платформу. Но она может применяться гораздо шире: например, в страховом бизнесе или в сфере логистики. Так что коммерциализация имеет смысл: крайне неэффективно тратить время и деньги на создание того, что уже есть.

Одна из важных составляющих цифровой трансформации — создание корпорациями уникальных цифровых инструментов, которые позволяют отличаться от конкурентов. Если такие разработки, созданные для определенного клиента, завтра окажутся у его конкурентов, никакой дифференциации не станет. Как вам видится эта дилемма между внутренними разработками и их коммерциализацией?

Инфраструктурные, служебные и общие сервисы нет смысла создавать с нуля, их необходимо переиспользовать и применять в качестве основы для других разработок. Но есть и другие продукты, которые будут развиваться по законам бизнеса, такие решения дают компаниям конкурентные преимущества и будут продолжать создаваться самостоятельно участниками рынка.

Минцифры недавно предложило ограничить объем внутренних ИТ-разработок госкомпаний 30%-ми их цифрового бюджета. Как вы относитесь к этой инициативе?

Не могу быть точным в цифрах, но, наверное, разумную пропорцию между инсорсинговой и внешней разработкой можно найти. И то, что в определенных вещах надо перестать конкурировать и объединить усилия, — это несомненно. Такой подход не отменяет разности бизнеса: я вижу то же самое и за пределами финансовой сферы, например в области систем автоматизированного проектирования и управления жизненным циклом. До недавнего времени российские компании приобретали подобные решения у таких зарубежных фирм, как Siemens или Dassault Systèmes. На форуме ЦИПР-2022 премьер-министр Михаил Мишустин обратился к промышленным компаниям с призывом создать аналогичные продукты, опираясь на корпоративные школы и объединив усилия.

С уходом более чем сотни зарубежных ИТ-вендоров из России стране ничего не остается, как создавать внутренними силами все типы и классы программных продуктов. Реализуема ли эта задача?

Уже сейчас в России появляется довольно много точечных разработок для бизнеса: даже если в какой-то области западные продукты продолжают продаваться у нас в стране, доверие к ним снижается, на замену приходят отечественные решения. Например, в рамках ПМЭФ-2022 Иннотех представил рынку новую разработку, функционирующую полностью на российском ПО — сервис видеоконференций DION. Подобные решения будут все в большем объеме появляться на рынке. Уверен, в ближайшем будущем они смогут практически полностью заместить зарубежные.

Но, конечно, полноценную работу по замене иностранных программных продуктов начинать нужно с инфраструктурных компонентов. Все компании в РФ сейчас прекращают сотрудничество с Oracle и Microsoft и пытаются выстроить работу с большими данными, прежде всего — на базе продуктов с открытым кодом. Причем этот код надо понимать и уметь модифицировать под корпоративные цели. Наверное, создание таких продуктов разумно поручить централизованной структуре.

Open Source может здесь сыграть важную роль. Если мы сможем с ним работать не внутри отдельных организаций, кулуарно, а открыто, сообща вкладываясь в развитие отечественных продуктов с открытым кодом, то от этого выиграют все. Более того, это дополнительно подстегнет разработчиков.

Правительство РФ анонсировало антикризисный пакет мер поддержки для ИТ-компаний. На них претендуют не только коммерческие компании, но и ИТ-дочки корпораций. Заинтересован ли Иннотех в получении тех или иных мер поддержки из нового пакета?

В целом отрадно видеть, что государство заботится об ИТ-секторе. Оно, по сути, создает условия, чтобы индустрия оставалась здесь. Что заставляет людей не уезжать из России, работать, творить именно тут? Конечно, это условия. И как только они меняются в худшую сторону, айтишники начинают искать варианты работы в других странах. Поэтому заявленные меры поддержки ИТ-компаний — льготная ипотека, отсрочка от армии, гранты и др. — очень правильные и своевременные. Конечно, государство смотрит на их предоставление осторожно, и эта осторожность понятна и разумна.

Государственные меры поддержки — это очень хорошо, но это не единственное, что заставляет специалистов оставаться в России. После моего назначения в Иннотех мне позвонили многие ИТ-инженеры из разных компаний, покинувшие нашу страну, и сказали, что хотят вернуться. В большей степени люди возвращаются, потому что они видят хорошую среду, сложные, масштабные проекты, в которых им хочется участвовать, решить задачу, за которую они готовы браться. Сейчас масштабные инфраструктурные проекты (в частности, распределенные высоконагруженные системы) есть у государства. Но я очень надеюсь, что это все будет постепенно проникать и в бизнес. Далеко не каждая компания дает такие возможности. Мне очень нравится дух Группы Иннотех, в которой при 10 тыс. сотрудниках нет сложной иерархической структуры управления.

Коснулась ли проблема отъезда ИТ-специалистов Группу Иннотех?

Очень точечно: у нас это были единичные случаи — я не насчитаю даже двух десятков сотрудников, решивших уехать. В целом по рынку ведь уезжали те, кто был ориентирован на Запад. В значительной степени это вопрос информационного поля в компании: если она создает дестабилизирующий фон, то все разваливается. Я убежден, что к любому кризису нужно относиться как к новым возможностям. Как мы знаем, ряд ИТ-компаний покинули страну, но далеко не все разработчики захотели или имели возможность уехать вслед за компанией. Кто-то поступил именно так, но вскоре принял решение вернуться — подобных случаев было довольно много. Мы оказались даже в выигрыше, приняв к себе сотрудников из зарубежных топ-10 ИТ-компаний, решивших покинуть российский рынок. В общей сложности мы взяли с рынка порядка тысячи ИТ-специалистов. Сейчас все стабилизировалось, люди успокоились, они видят, что работа есть. Разве что их задачи частично изменились — потому, что бизнес поменялся. Допустим, отпала необходимость в масштабной iOS-разработке, но возникла потребность в импортозамещении.

Иннотех в принципе не готов работать удаленно с сотрудниками, находящимися в Сербии или, скажем, Армении?

Во-первых, есть ограничение по заказчикам: одни это позволяют, а другие — нет (хотя эти требования меняются). Второе — есть определенные ограничения по нашей инфраструктуре, которые тоже надо учитывать. Поэтому у нас такая «удаленка» не всегда возможна, и мы честно говорим об этом людям. Но из некоторых стран ближнего зарубежья работать можно: мы недавно согласовали возможность удаленной работы из Белоруссии и Казахстана.

В последнее время на различных площадках очень много говорится о консолидации спроса на ИТ-продукты корпоративных клиентов. Насколько реалистично, что, к примеру, все банки выйдут на рынок с общим заказом?

Частично я это уже вижу. Наверное, вы слышали об инициативах вокруг банков, попавших под санкции: государство пытается их консолидировать в одну группу. Хотя бы в рамках этого процесса нет смысла поддерживать имеющийся пул ИТ-решений. И уже в 2022 году можно ожидать унификации применяемых в этих банках технологий — это прагматично, это дешевле.

Речь об общесистемных решениях или и о специализированных банковских продуктах?

Я думаю, что унификация будет проходить до уровня автоматизированной банковской системы (АБС, core banking system). Какой смысл, если все примерно в одной лодке, поддерживать разные АБС? У всех банков будут разные продукты, разные целевые аудитории, но на уровне базовых технологий произойдет консолидация.

Если в сфере программных продуктов многое можно создать силами российских компаний, то с серверами, системами хранения данных и иным «железом» ситуация намного хуже: отечественных процессоров и иных ключевых чипов как не было, так и нет. Как вы видите решение этой проблемы с уходом зарубежных вендоров?

Я привык смотреть на мир не с точки зрения рисков, а с точки зрения возможностей. Все примерно понимали, в какую ситуацию мы попадаем, поэтому и мы, и наши клиенты к этому готовились. В финансовом секторе только ленивый не закупал впрок и не забивал склады оборудованием. Это создает некоторую подушку, хотя и ненадолго — примерно на 2-3 года. Так что в среднесрочной перспективе это дает нам отсрочку. Но в долгосрочной перспективе эту проблему, конечно, надо решать. Абсолютно согласен с тем, что в части аппаратного обеспечения это гораздо более долгий процесс, и в это придется серьезно вкладываться. Либо вновь делать ставку на импорт — параллельный или непараллельный.

Есть безальтернативные или малоальтернативные зарубежные ИТ-решения. Тот же SAP не заменить без больших потерь в функциональности. К тому же ни одна корпорация не готова списать инвестиции в такие системы. Как вам видится поддержка импортных продуктов, от которой отказались их оригинальные разработчики?

Во-первых, импортозамещение было объявлено не вчера. Конечно, к поддержке таких систем нужно подходить с головой, четко понимая, что имеет смысл делать сейчас, что потом, а что вообще не имеет смысла. В части элементов критической инфраструктуры все нужно заменять прямо сейчас. К примеру, в системах хранения больших данных, где мы долго зависели от продуктов Oracle, нужно спешно переходить на альтернативные решения. Существует множество программных продуктов, которые работают из закрытого контура, не «смотрят» наружу, и с лицензией там все в порядке.

Если же имеется программный продукт вне критической инфраструктуры, он работает, лицензия проплачена — не нужно его трогать.

А как быть с обновлениями, среди которых бывают и критически важные? Многие вендоры перекрыли такую возможность для российских заказчиков либо последние боятся, что вместе с обновлениями получат какой-нибудь вредоносный код...

Здесь появляется новая ниша для бизнеса. Этим, в частности, занимаются компании, входящие в Группу Т1, своего рода наши сестры — Т1 Консалтинг и Т1 Интеграция. Они создают экспертизу по поддержке и развитию продуктов и Oracle, и SAP, и других. В части SAP задача не кажется мне первостепенной: к ней нужно осторожно подойти, но бросаться на нее никто не будет.

На разных конференциях, включая и те, что проводил ComNews, многие российские ИТ-разработчики задавались вопросом: а есть ли уверенность, что западные вендоры ушли из РФ навсегда? И не получится ли так, что они возьмут кредиты, инвестируют в R&D и расширение производств, а через несколько лет все вернется на круги своя и эти вложения окажутся неэффективными?

С одной стороны, нет ничего более постоянного, чем временное, с другой — ИТ-индустрия очень динамична. К примеру, на смартфоне нет ни одного приложения, которое было бы написано два года назад или более. Цикл изменений стал очень коротким, и дело не в том, что айтишникам нечем заниматься или скучно, а в том, что меняются бизнес-модели, целые индустрии, продуктовые ряды и т. д. Поэтому я уверен, что через два года будет другая ситуация, к которой придется очень быстро адаптироваться. И выживут те, кто смогут это сделать.

В России появилось сразу три магазина мобильных приложений, где доступны и приложения санкционных банков. Как вам кажется, насколько осмысленным является создание сразу трех таких «сторов»?

Идея создания централизованного магазина приложений — совершенно здравая. Правительство страны должно быть драйвером подобных инфраструктурных проектов: это могут быть магазины приложений или удостоверяющие центры, выдающие SSL-сертификаты. Но это не отменяет того, что приложения могут распространяться по разным каналам, например в магазине приложений и на сайте банка. Надо только правильно коммуницировать с рынком, чтобы людей это не смущало.

Мне кажется, что множественность магазинов приложений не имеет смысла. Ведь на создание этой инфраструктуры надо потратить огромное количество времени, сил и денег. Так что здесь роль государства как регулятора была бы очень полезна.

Биография

Дмитрий Харитонов родился 8 ноября 1981 года в городе Раменское Московской области. В индустрии разработки программного обеспечения работает более 20 лет. В прошлом занимал должность управляющего директора по производству программных продуктов в компании Luxoft, где занимался организацией и управлением центра разработки ПО для лидеров мировых индустрий, таких как GE, Microsoft, Boeing, AT&T, Juniper и др. За 15,5 лет работы в Luxoft Дмитрий сменил различные должности от инженера до управленца. 1 июня 2022 года был назначен генеральным директором Группы Иннотех. 

Карьера
Работа в T1
Выбирайте подходящее направление и присоединяйтесь, чтобы вместе создавать технологии, определяя будущее!
Подробнее
Написать нам